39Голубые девушки
Опубликовано в сборнике стихов Д. К. Рэнсома (1924).
Традиционная тема быстротечности молодости и красоты (горациевское «лови мгновение») решается на типичном для американской «академической» поэзии пространстве колледжа (семинарии). Возможно, монолог произносит женщина, которая в последней строфе описывает себя.
Перевод П. Грушко опубликован в кн.: Современная американская поэзия. М., 1975.

Канатоходцы
Опубликовано в сборнике стихов Д. К. Рэнсома (1927).
Рэнсом дает патетическую и в то же время ироническую картину двух пуритан в браке: прекрасная женщина и сильный мужчина стараются охладить и уравновесить свою страсть по соображениям чести и благопристойности. Образы «Песни песней» вступают в конфликт с образами «Новой жизни» Данте. Рэнсом, сам южанин, не скрывает иронического отношения к характерному для старого Юга феодально-рыцарскому взгляду на женщину.
Перевод П. Грушко опубликован в кн.: Современная американская поэзия. М., 1975.

Средиземноморье
Написано в 1932 г. Опубликовано в сборнике стихов А. Тейта (1936).
Летом 1932 г. Тейт с женой в обществе английского писателя Форда Медокса Форда посетил местечко Касси на юге Франции недалеко от Марселя. В память о поездке на лодке по Средиземному морю и написано стихотворение. Но тема стихотворения отнюдь не туристическая, а историософская. Средиземноморье — колыбель европейской цивилизации. Через все стихотворение проходит перекличка с «Энеидой» Вергилия. После падения Трои Эней с группой троянцев прибыл к пустынным берегам Средиземного моря, чтобы основать здесь новое царство — будущую великую Римскую империю. Ранее одна из рассерженных гарпий предсказала троянцам, что они не смогут основать город на новой земле, пока их не постигнет такой голод, что им придется есть даже то, на чем подают еду. У Вергилия стоит слово «столы». Тейт заменяет его словами… Прорицание сбывается в кн. VII, ст. 111 — 129, когда троянцы съедают не только всю пищу, но и хлебные подставки, которые заменяли им столы. Тогда их осеняет, что они находятся в той земле, где им предстоит основать новый город и новое государство. Тейт трижды возвращается к этому мотиву. Во время трапезы поэт спрашивает себя и своих спутников, какое же новое государство предстоит основать им? И отвечает на этот вопрос, не без иронии прослеживая путь из Средиземного моря через Гибралтар на запад, к берегам Америки.
Перевод П. Грушко опубликован в кн.: Современная американская поэзия. М., 1975.
Какой дашь конец, великий царь, скорбям? Тейт изменил одно слово в этой строке Вергилия («Энеида», кн. I, ст. 241). С этими словами обращается к Юпитеру мать Энея, богиня Венера, спрашивая, когда же кончатся испытания ее сына. В переводе А. Фета эта строка звучит гак: «Где ставишь конец трудам ты, великий владыка?». В переводе В. Брюсова: «Какой же предел, царь великий, ты дашь их несчастьям?». Брюсов, как и Тейт, понимает — труды — как скорби. Сам А. Тейт так объяснял свою подстановку: «Я сожалею, что неточно процитировал Вергилия в эпиграфе. Я цитировал по памяти и невольно изменил цитату, чтобы выразить то, что я хотел».

Ода павшим конфедератам
Над этим стихотворением А. Тейт работал с 1926 по 1936 г. Первый вариант «Оды…» появился в 1927 г. в ежегоднике, окончательный текст в сборнике стихов А. Тейта (1936).
Южанин А. Тейт решил воспеть солдат Конфедерации южных штатов, боровшихся против Союза американских штагов в Гражданской войне 1861 — 1865 гг., но получилось нечто совсем иное. Сам поэт считал главной темой «Оды…» солипсизм, который определял как «философскую доктрину, которая утверждает, что мы создаем мир в процессе его восприятия». Это относится не к солдатам Конфедерации, которые для Тейта были и остаются героями, а к повествователю, лирическому герою «Оды», который выступает символом современного человека, живущего только абстрактными размышлениями, не способного к целенаправленному и, тем более, героическому действию. Этот «умозрительный человек»