39Голубые девушки
Опубликовано в сборнике стихов Д. К. Рэнсома (1924).
Традиционная тема быстротечности молодости и красоты (горациевское «лови мгновение») решается на типичном для американской «академической» поэзии пространстве колледжа (семинарии). Возможно, монолог произносит женщина, которая в последней строфе описывает себя.
Перевод П. Грушко опубликован в кн.: Современная американская поэзия. М., 1975.

Канатоходцы
Опубликовано в сборнике стихов Д. К. Рэнсома (1927).
Рэнсом дает патетическую и в то же время ироническую картину двух пуритан в браке: прекрасная женщина и сильный мужчина стараются охладить и уравновесить свою страсть по соображениям чести и благопристойности. Образы «Песни песней» вступают в конфликт с образами «Новой жизни» Данте. Рэнсом, сам южанин, не скрывает иронического отношения к характерному для старого Юга феодально-рыцарскому взгляду на женщину.
Перевод П. Грушко опубликован в кн.: Современная американская поэзия. М., 1975.

Средиземноморье
Написано в 1932 г. Опубликовано в сборнике стихов А. Тейта (1936).
Летом 1932 г. Тейт с женой в обществе английского писателя Форда Медокса Форда посетил местечко Касси на юге Франции недалеко от Марселя. В память о поездке на лодке по Средиземному морю и написано стихотворение. Но тема стихотворения отнюдь не туристическая, а историософская. Средиземноморье — колыбель европейской цивилизации. Через все стихотворение проходит перекличка с «Энеидой» Вергилия. После падения Трои Эней с группой троянцев прибыл к пустынным берегам Средиземного моря, чтобы основать здесь новое царство — будущую великую Римскую империю. Ранее одна из рассерженных гарпий предсказала троянцам, что они не смогут основать город на новой земле, пока их не постигнет такой голод, что им придется есть даже то, на чем подают еду. У Вергилия стоит слово «столы». Тейт заменяет его словами… Прорицание сбывается в кн. VII, ст. 111 — 129, когда троянцы съедают не только всю пищу, но и хлебные подставки, которые заменяли им столы. Тогда их осеняет, что они находятся в той земле, где им предстоит основать новый город и новое государство. Тейт трижды возвращается к этому мотиву. Во время трапезы поэт спрашивает себя и своих спутников, какое же новое государство предстоит основать им? И отвечает на этот вопрос, не без иронии прослеживая путь из Средиземного моря через Гибралтар на запад, к берегам Америки.
Перевод П. Грушко опубликован в кн.: Современная американская поэзия. М., 1975.
Какой дашь конец, великий царь, скорбям? Тейт изменил одно слово в этой строке Вергилия («Энеида», кн. I, ст. 241). С этими словами обращается к Юпитеру мать Энея, богиня Венера, спрашивая, когда же кончатся испытания ее сына. В переводе А. Фета эта строка звучит гак: «Где ставишь конец трудам ты, великий владыка?». В переводе В. Брюсова: «Какой же предел, царь великий, ты дашь их несчастьям?». Брюсов, как и Тейт, понимает — труды — как скорби. Сам А. Тейт так объяснял свою подстановку: «Я сожалею, что неточно процитировал Вергилия в эпиграфе. Я цитировал по памяти и невольно изменил цитату, чтобы выразить то, что я хотел».

Ода павшим конфедератам
Над этим стихотворением А. Тейт работал с 1926 по 1936 г. Первый вариант «Оды…» появился в 1927 г. в ежегоднике, окончательный текст в сборнике стихов А. Тейта (1936).
Южанин А. Тейт решил воспеть солдат Конфедерации южных штатов, боровшихся против Союза американских штагов в Гражданской войне 1861 — 1865 гг., но получилось нечто совсем иное. Сам поэт считал главной темой «Оды…» солипсизм, который определял как «философскую доктрину, которая утверждает, что мы создаем мир в процессе его восприятия». Это относится не к солдатам Конфедерации, которые для Тейта были и остаются героями, а к повествователю, лирическому герою «Оды», который выступает символом современного человека, живущего только абстрактными размышлениями, не способного к целенаправленному и, тем более, героическому действию. Этот «умозрительный человек»

нет

«НЕ СОСТРАДАЙ БОЛЬНОМУ БИЗНЕСМОНСТРУ…»
Опубликовано в сборнике стихов Э. Каммингса «1×1», вышедшем в 1944 г.
Поэт называет человечество потому что человек стал не добрым к ближнему. Бритва фотографируется через электронный микроскоп, и потом эти фотографии используются для рекламы бритв: на них лезвие выглядит неровным как горная гряда. Линзы телескопа вперяются в искривленное пространство — время, но если раньше люди, глядя на звезды, загадывали желания, то теперь телескоп простирает сквозь пространство — время «нежелание» безразличных людей, которое возвращается назад. Сострадания заслуживают деревья, звезды и даже камни, но не их сверхвладыка, переставший быть человеком.
Перевод В. Британишского опубликован в кн.: Поэзия США. М., 1982.
Стихотворение также переводил А. Сергеев (Современная американская поэзия. М., 1975).

«ДОЖДЬ ЛИ ГРАД…»
Опубликовано в сборнике стихов Каммингса «1×1».
Перевод В. Британишского был впервые опубликован в журнале «Иностранная литература», 1978, № 7.
Заш—реальное лицо, так звали соседа Каммингса по ферме

ВАМ, ЭНДРЬЮ МАРВЕАЛ
Опубликовано в сборнике стихов Маклиша (1930), но написано еще в 1926 г. Обращено к известному английскому поэту «метафизической школы» Эндрю Марвеллу (1621—1678), в стихах которого прозвучала тема неумолимости бега времени. Строки Марвелла (из стихотворения «К своей робкой возлюбленной») стали крылатыми. Сам Маклиш позже пояснял, что герой стихотворения находится на пляже на берегу озера Мичиган под ярким полуденным солнцем. Усилием воображения он представляет, как с востока к Америке движется тень будущего вечера и ночи. Маклиш тщательно описывает маршрут этого движения; имена современных городов перемешаны с именами разрушенных центров древних восточных цивилизаций. Первым назван город Экбатан — столица давно погибшего Мидийского царства (сейчас на этом месте иранский город Хамадан), затем современные города Керманшах (Иран), Багдад (Ирак) и тут же древний разрушенный город Пальмира (Сирия). Затем идут целые страны или острова: Ливан, Крит, Сицилия, Испания.
Стихотворение можно воспринимать в трех планах: как обычный рассказ о наступлении сумрака над планетой; как рассказ о приближении вечера жизни (старости) и, наконец, как ощущение неумолимого бега времени, не щадящего ни людей, ни целых культур.
Перевод И. Кашкина опубликован впервые в журнале «Знамя», 1936, № 8, и вошел затем в кн.: М. Зенкевич и И. Кашкин. Поэты Америки. XX век. М., 1939. Стихотворение также переводил Э. Шустер («Ты, Эндрю Марвелл». Поэзия США. М., 1982).
емр1ке вшьпек8. строители империи
Стихотворение является пятой главой цикла опубликованного в 1933 г.
Незадолго до этого со стен нью-йоркского Рокфеллер-Центра были удалены шесть фресок мексиканского художника Диего Риверы (1886—1957), в которых слишком дерзко и неприглядно был изображен мир капитала с его алчностью и войнами. Маклиш предлагает свои шесть стихотворений в качестве словесных фресок, которые могли бы заменить фрески Риверы.36
Первым в сатирической галерее «строителей» американской империи назван Эдвард Генри Гарриман (1848—1909), владелец крупнейших железных дорог «Юнион Пасифик» и «Санта Фе». За ним следует другой железнодорожный магнат — Корнелиус Вандербильт (1794—1877), прозванный коммодором (так называют капитана, управляющего несколькими кораблями; Вандербильт руководил сразу несколькими компаниями). Имена других «строителей» — крупнейшего финансового магната Дж. П. Моргана-отца (1837—1913) и Э. У. Меллона (1855—1937) достаточно известны. Рядом с ними названо имя «короля зубной пасты» Бруса Бартона. Во второй части стихотворения им противопоставлены те, кто действительно открывал новые земли — личный секретарь президента Джеф-ферсона Мериветер Льюис (1774—1809), возглавивший знаменитую экспедицию Льюиса и Кларка, пересекшую весь североамериканский континент (1803—1806).
Перевод М. Зенкевича опубликован впервые в кн.: М. Зенкевич и И. Кашкин. Поэты Америки. XX век. М., 1939.

нет

Эдвард Эстлин Каммингс
«кто-то жил в славном считай городке…»
Опубликовано в 1940 г. в сборнике стихов Э. Каммингса.
Это стихотворение может показаться некоторым читателям чисто формалистическим экспериментом. Но при внимательном чтении мы найдем в нем трогательную и грустную историю жизни, любви и смерти двух людей — Его и Ее, показанную на двойном фоне: природно-космическоми бытовом. Живут совсем иначе, чем другие жители городка.
Каммингс умеет добывать поэзию, видоизменяя орфографию и синтаксис самых обычных слов и фраз. По существу это разновидность остранения, на котором основано многое и в искусстве прошлого. Поясним лишь некоторые строки:
Когда Ему что-то не удавалось, Он утешался песней, а когда удавалось, Он плясал от радости (Если Он другие жители городка, то есть даже танцевали так, словно делали какую-то серьезную и скучную работу). Из этого примера видно, насколько виртуозно Каммингс пользуется простейшими словосочетаниями.
О других жителях городка говорится, что они сеяли то, чего у них не было (то есть переживали свои нехватки?) и пожинали то же самое, то есть ничего. В последней строфе сообщается, что они то есть уходили туда откуда пришли, или, вернее, уходили так же, как приходили.
Ей было дорого в Нем все (или: все, что было дорого Ему, было дорого и Ей).
Композиция стихотворения строго продумана: в первой строфе характеризуется Он, во второй—другие жители городка, в третьей — дети, в четвертой — Она, в пятой — снова другие жители, в шестой — снова дети (которые под звон колоколов взрослеют и забывают, какими они были раньше), в седьмой и восьмой — в последний раз Он и Она, в девятой — жизнь городка после смерти Его и Ее.
Перевод В. Британишского опубликован в сб.: Поэзия США. М„ 1982.

«ПЛАТОН ГОВОРИЛ…»

Опубликовано в сборнике стихов Э. Каммингса «1×1», вышедшем в 1944 г. На первый взгляд—это только забавное стихотворение, в действительности же грустная история американского солдата, которому ничего не говорили учения Платона, Лао Цзы и Христа, но зато убедительнее всех мыслителей и философов сказал ему о добре и зле то есть «японизированный кусок надземки Шестой авеню» (в 30-х годах надземная дорога на Шестой авеню в Нью-Йорке была продана японцам на металлолом; после Пирл Харбора этот металл полетел в виде снарядов на головы американских солдат).
Перевод В. Британишского опубликован впервые в кн.: Современная американская поэзия. М., 1975.35
Американский генерал Уильям Шерман (1820— 1891); прославился своей жестокостью и беспощадностью во время Гражданской войны 1861 —1865 гг.

нет

Ирландия спенсера
Опубликовано в сборнике стихов М. Мур (1941).
В 1595 г. английский поэт Эдмунд Спенсер опубликовал книгу А Угеш, где размышлял над особенностями национального характера ирландцев. Эта книга стала одним из источников стихотворения Мур, а другим — большой путевой очерк об Ирландии, опубликованный в журнале Мадайпе 1927. Но Мур, черпая нужные ей детали из разных источников, рассматривает в этом стихотворении вполне определенную проблему — соотношение между своеволием и дисциплиной. Лучшее, что могут делать ирландцы, полагает Мур, дано им дисциплиной и терпением — в качестве примера поэтесса приводит искусное изготовление сложнейших наживок для рыбной ловли и выделку камковой ткани такой плотности, что она не пропускает воду. Если же ирландцы намерены упорствовать, продолжает Мур, то не лучше ли им, как и герою их сказаний, Джеральду, графу Килдарскому, превратиться во что-то другое. Но в последних строках анализ других органично переходит в анализ собственных проблем. Заявляет поэтесса, и ее предки действительно были ирландцами.
Каждая из шести строф стихотворения имеет чрезвычайно сложную силлабическую ритмику, а именно: в первой строке шесть слогов, во второй и третьей — по восемь, в четвертой — шесть, в пятой — девять, в седьмой — одиннадцать, в восьмой— четыре, в девятой и десятой — по пять, и в последней, одиннадцатой — двенадцать слогов. Такая сложная организация характерна для поэзии Мур в целом, что ставит нелегкие задачи перед переводчиками — как известно, русское стихосложение отказалось от силлабики уже во второй трети XVIII в.
Перевод А. Парина публикуется впервые.

Что есть годы
Опубликовано в одноименном сборнике в 1941 г.
Как пленная птица, когда она целиком отдается пению, преодолевает несвободу клетки и становится свободной и гордой, так и человек может и должен научиться преодолевать свою хрупкость и бренность. На вопрос «Что такое годы?» поэтесса отвечает: это даваемая нам возможность превратить бренность в вечность, и несвободу — в 33свободу.
Перевод П. Грушко печатается впервые. Стихотворение переводил также Г. Симанович (в сб.: Поэзия США. М., 1982).

нет

Рубрики

Свежее

Мета

Случайное

Счетчики